МЕКСИКА

ПОНРАВИЛАСЬ МЕКСИКА

ОТЕЛИ МЕКСИКИ

Русские в мексике

Русские в мексике Русские в мексике Русские в мексике
Эмиграция в Мексику
Почему Мексика?
Почему мы поехали в Мексику? Как многие говорят, в такую даль. Спрашивают, почему мы переехали именно сюда, а не поближе, куда-нибудь в Европу. Я люблю Европу и европейскую культуру, здесь в этом плане жизнь (образ жизни, менталитет) очень сильно отличаются от того, к чему мы привыкли не только в России, но и в Европе. Я помню, какой у меня был культурный шок в первый день нашего приезда. Мы прилетели самолетом с пересадкой в Амстердаме, провели там один вечер и утро, гуляя по этому великолепнейшему городу. Голландия - это порядок, чистота, аккуратность, ухоженность, цивилизованность. Утром мы имели возможность увидеть, как моют тротуары с мылом. И вот, после такой чистоты первое, что мы увидели зесь были груды мусора кругом. Какой-то дикий запад.
Многие вещи сначала производили гнетущее впечатление, но потом ко всему начинаешь привыкать, начинаешь понимать, что живешь в такой стране, где на многие вещи нужно просто закрывать глаза, ведь в конце концов плюсы перевешивают минусы.
Время летит очень быстро, прошло уже почти 16 месяцев, как мы живем в Мексике. Различных впечатлений очень много, об очень многом хочется рассказать. Но для этого не хватит и многих, многих листов.
Начну с того, как мы сюда попали. Мы давно думали о том, чтобы уехать из России. Дима, мой муж, с молодых лет был "западником", всегда хотел уехать в Америку, так как жил в Питере и много общался с иностранцами, еще тогда, когда это не очень-то приветствовалось. Он свободно говорит по-английски. Перед нашим знакомством он пять лет жил в Польше, и по-польски тоже говорит свободно. Я закончила ин.яз и тоже, еще в студенческие годы, работая переводчиком, имела возможность познакомится с западным образом жизни. Это было, правда, еще в эпоху социализма, но мысли о том, чтобы каким-то образом уехать из России у меня были уже тогда, а потом, с развитием событий в нашей стране, это желание еще больше усилилось. И вот счастливый случай свел меня с моим мужем и наши желания уехать заграницу совпали. Но до того, как это желание было осуществлено, нам предстояло хорошенько потрудиться. Наших доходов, которые мы получали от нашего Интернет-бизнеса, то есть брачного агенства, и которые были хоть и вполне приличными для России, не хватило бы, чтобы перебраться в развитые западные страны. Поэтому нужна была страна с неплохим уровнем жизни, но при этом недорогая. Поэтому мы подумали о Мекcике. Это самая развитая из Латино-Американских стран, а по уровню жизни она далеко опережает Россию. По роду нашей работы мы общались с клиентами из разных стран и познакомились с мексиканцем. Он и помог нам оформить документы на въезд. Конечно, не все обошлось гладко и без проволочек. Сказалась сильная бюрократия, характерная не только для Мексики, но и для всей Латинской Америки. Я помню, как мы в России ругали бюрократов. Так вот, там были только цветочки. Здесь такие вещи, как бумаготворчество, откладывание дел на завтра и послезавтра, необязательность, безалаберность, являются чертами национального характера. Видимо, сказывается жаркий климат - народ любит расслабляться и отдыхать, а работа не волк, в лес не убежит (не правда ли, знакомые мотивы). Здесь пообещать и не сделать в порядке вещей, причем, тебе еще долго будут морочить голову и продолжать обещать.
И все же, несмотря ни на что, наконец, мы получили вид на жительство. Наша виза действительна до ноября 2002 года, но один раз получив ее, продлить её еще на год уже не так трудно. Мы в общем-то и ехали сюда с намерением остаться, хотя оставляли и дорогу для отступления. Но пока возвращаться мы не собираемся. Хотя надеемся, что в будущем будет возможность приезжать в Россию. На самом деле русских в Мексике (и вообще в Латинской Америке) немало. Это очень перспективное место для тех, кто имеет какой-то Интернет-бизнес и не зависит от места нахождения работы по приезду, или имеет источник дохода в России, но хочет жить в более спокойных условиях.
В сентябре 1905 года в Нижнюю Калифорнию через Соединённые Штаты прибыли 104 семьи российских молокан. которые обосновались на северо-западе нынешнего муниципалитета Энсенада и в 1907 году купили в рассрочку 13 тыс. акров земли в долине реки Гуадалупе. [2] В заботе о сохранении своих религиозных обрядов и культурных традиций переселенцы жили довольно обособленно от местного населения, занимаясь земледелием и животноводством. Основанная ими колония, по некоторым оценкам, стала наиболее успешной среди других поселений молокан в Северной Америке. Однако в 1958 году через эти территории было проложено автомобильное шоссе, и под натиском цивилизации часть молокан покинула уже насиженные места. Оставшиеся в Энсенаде их потомки занимаются в настоящее время преимущественно виноградарством и виноделием, а также гостинично-туристическим бизнесом. Имеется музей молокан, пользующийся поддержкой местных властей. [3]
Основная иммиграция из Советского Союза приходится на период примерно до окончания Второй мировой войны и была обусловлена, главным образом, политическими причинами. Среди наиболее известных её представителей, оставивших заметный след в истории или культуре Мексики, политические деятели Л. Троцкий и В. Серж. архитектор В. Каспе (исп. -Vladimir Kaspe ), художник Влади (исп. -Vlady ), инженеры-нефтяники О. Зайцевский, Ф. Рябишкин и Г. Офсеенко, [4] актёр, режиссёр театра и кино А. Бойтлер. [5] артист комического жанра С. Шилинский (исп. -Estanislao Shilinsky ). Инженер В. Ольхович послужил прототипом Владимира Ольховского, главного героя художественного фильма «Надежда». снятого в 1990 году его сыном, мексиканским кинорежиссёром Серхио Ольховичем. [6]
В период крушения «железного занавеса» в Мексику потянулся поток русских учёных, [7] деятелей культуры искусства, коммерсантов и просто активных людей (так называемая перестроечная волна эмиграции), неудовлетворённых условиями жизни и труда или невостребованных на Родине. Многие из них добились в Мексике заметных успехов. В частности, физик А.-С.-Баланкин в 2002 году получил из рук президента страны Национальную премию в области науки искусства, в 2005 году был удостоен премии ЮНЕСКО за вклад в развитие науки и серебряной медали имени Альберта Эйнштейна за работы в области фрактальной механики.
В конце 2007 года при поддержке российского посольства в Мексике была создана СОРУМЕКС-— организация соотечественников в Мексиканских Соединённых Штатах, председателем координационного совета которой стал С.-В.-Киляков.
Специфика русского эмигрантского движения в Мексику в период после свержения диктатуры Порфирио Диаса была обусловлена как уже сформировавшимися к этому времени основными центрами притяжения русской послереволюционных эмигрантов за океаном (США, Аргентина), так и ужесточением мексиканской политики в области эмиграции и натурализации. Хотя в 1920-1930-х гг. в страну направлялось довольно заметное число евреев из СССР, тем не менее, следуя "революционной традиции", правительство Мексики (кстати, первой из государств Латинской Америки, установившей дипломатические отношения с Советской Россией в 1924 г.) делало все возможное, чтобы затруднить прибытие туда так называемых "русос бланкос" – "белых" русских. Эта политика лишь частично ослабла после разрыва дипломатических отношений с СССР в 1930 году.
Несмотря на такое трудное положение, послереволюционная волна эмиграции все же проложила дорогу в Мексику. В большинстве случаев эмигранты добирались сюда через вторые и третьи страны, в основном из Китая, Японии, в меньшей степени из Франции, в частности в годы "великой депрессии". Судьба заносила в те годы в Мексику артистов, инженеров, ученых. Многие из эмигрантов ехали через нее в ожидании очередной "квоты" для русских беженцев и эмигрантов в США и застревали по разным причинам в Мексике.
Следует заметить, что уже к 1920-м гг. одним из факторов, способствовавших возможности русских устроиться, было связано с наличием в городе Мехико небольшой русской колонии, группировавшейся вокруг бывшего генерального русского консула в этом городе Владимира Венденгаузена-Розенберга, проживавшего в Мексике с 1907 года. В начале 1920-х гг. он помогал русским эмигрантам остаться в этой стране, хотя и, вероятно, не совсем бескорыстно, что и приводило к его конфликтам с некоторыми беженцами. Позднее русская колония группировалась вокруг салона баронессы Венденгаузен. Несмотря на отсутствие русской православной церкви, в Мехико вплоть до 1960-х гг. специально приезжал русский священник из Хьюстона.
В начале 1920-х гг. в Мексике обосновался русский инженер-нефтяник Коржухин. Оказавшийся за рубежом после долгой и трагической колчаковской эпопеи, он через Китай и США добрался до Мексики, где основал отделение нефтяной инженерии в Национальном университете Мехико. Благодаря его содействию в страну приехали несколько русских инженеров, в том числе из Советского Союза. В небольшой группе инженеров-нефтяников, сумевших выбраться из Советской России, находился Владимир Ольхович. Позднее смог приехать через Польшу его брат Вадим. Его сын, известный мексиканский кинорежиссер Сергей Ольхович, в 1990 г. снял, пожалуй, единственную художественную картину о русской эмиграции на примере судьбы своего отца. При содействии Коржухина из США перебрался и другой русский инженер Олег Зайцевский. Бывший русский военно-морской летчик, участник белого движения и один из основателей финской военной авиации, Зайцевский, женатый на киевской уроженке, много работал на севере Мексики в горнорудной отрасли, ему также принадлежал завод по производству крахмала русские в мексике Сан-Луис Потоси. Его сын и внуки продолжают семейную традицию, занимаясь бизнесом в сталелитейной промышленности и на рынке ценных бумаг. Среди русских инженеров, работавших с 1930-х гг. для мексиканской государственной нефтяной компании "Пемекс", помимо Ольховичей, следует назвать имена Федора Рябишкина, Григория Офсеенко. Немало было и русских артистов, в том числе внесших заметный вклад в развитие классического балета в этой стране, в частности Петр Сахаров. Так, в 1923-1924 гг. после токийского землетрясения перебрались из Японии русские цирковые артисты Станислав Жилинский и Федоренко. Позднее Жилинский способствовал становлению известного мексиканского комического актера и кинозвезды Кантифласа. Вплоть до 1960-х гг. пользовались успехом цирковая труппа и хор донских казаков под руководством Николая Гниебеда.
Послевоенная эмиграция также оставила свой след в Мексике. Большинство "перемещенных лиц" попали в эту страну чрез вторые и третьи страны, в частности, через Италию, Испанию, Францию и через некоторые латиноамериканские страны. К таким семьям можно отнести русско-итальянского предпринимателя Самсонова – родственника знаменитого генерала, а также Н.И. Бострем – сына русского адмирала, находившегося долгое время в руководстве русского Черноморского флота. Вокруг семьи Бострем, прибывшей в начале 1960-х гг. из Венесуэлы, долгое время группировались остатки русской "белой" колонии. Немалую роль в этом играла вдова Бострема (умерла в 1993 г.), Валентина Бострем, возглавлявшая русское отделение факультета иностранных языков Национального университета в Мехико.
С 1970-1980-х гг. начали прибывать в Мексику и русские иммигранты из Советского Союза. Помимо евреев, ехавших в США или воссоединяющихся со своими родственниками в Мексике, довольно многочисленную группу составили супруги мексиканских студентов и студенток, дипломатических работников. Преимущественно эта категория иммигрантов состояла из женщин и в наибольшей степени оказалась подвержена ассимиляции.
В целом же русские в Мексике к 1980-м гг. не превышали, по всей видимости, 3000 человек, правда, в конце 1980-х гг. потянулся поток русских ученых, коммерсантов и просто авантюристов (так называемая "волна-перестройка").
По своему социальному статусу русские занимают довольно высокое положение, впрочем, как и большинство иммигрантов из Европы и Дальнего Востока. Они принадлежат к высшему и среднему классу. Среди них много врачей (к примеру, известна в Мехико престижная клиника Дмитрия Османчука, сына русского певца, очутившегося в Мексике в начале 1930-х гг.), адвокатов, коммерсантов. Некоторые из них, как, к примеру, Иван Трофимов, даже пытается наладить бизнес с Россией. В городе Куэрновака, известном тем, что здесь проживает имеет свои загородные резиденции мексиканская элита, популярен фешенебельный русский ресторан, открытый бывшей русской женой мексиканского дипломата. Директор метеорологической станции в городе Гвадалахара, втором по величине в Мексике, является русская. В начале 1990-х гг. практически в любом крупном мексиканском университете можно было встретить преподавателей из России.
Отсутствие каких-либо русских культурных центров, церкви, оторванность от русской диаспоры в США, физическое вымирание первого поколения иммигрантов привели "русскую жизнь" в Мексике в состояние "запустения".
Невостребованность русского языка, в частности, в связи с неразвитостью торговых связей с СССР, слабой надеждой на возвращение и даже просто посещение России, содействовало быстрой ассимиляции русских иммигрантов. Уже во втором поколении они, даже в случае, когда оба родителя были русскими, не знают русский язык. Среди них распространены смешанные браки. Последующие же поколения полностью интегрированы в мексиканское общество и практически утратили свою связь с Россией за исключением лишь фамилии.
Евгений Дик // По материалам "История российского зарубежья", Москва, 1996
По материалам сайта "Соотечественники"

Новости Мексики

Мексика сменит название Президент Мексики Фелипе Кальдерон предложил поменять официальное название страны и убрать из ...

МЕКСИКА